Взрослым и детям о жизни и смерти

Перевод волонтера ОБО «Белорусский Детский Хоспис» О.В.Соляновой.

Подготовлено Общественной Благотворительной Организацией «Белорусский Детский Хоспис»

Издано при денежной поддержке UNICEF. 

15ВМ 985-6373-27-1

Жизнь и смерть —один неразрывный процесс, две стороны одной меда­ли. Но мы предпочитаем знать об одной и не слышать, не замечать другой. Но смерть врывается в нашу с вами жизнь. В виде разных явлений: смерти любимой собаки; поломан­ного дерева, которое ты посадил своими руками; в виде смерти близкого человека. На эти явления люди реагируют по-разному. И, естественно, по разному на них реагируют дети, которые отличаются от взрослых тем, что всегда зада­ют вопросы и оградить которых ни от явлений жизни, ни от явлений смерти мы не в силах.

Дети задают вопросы... И вопросы эти порой тяжелы и серьезны. Умеем ли мы отвечать на эти вопросы? Правиль­но ли мы на них отвечаем? Имеем ли мы право отвечать или оставлять вопрос без ответа?..

Нужно ли говорить с детьми о смерти? Вопрос дискус­сионный. Вообще, конечно, слово "смерть" в нашей стране — табу. Все мы стараемся не произносить это слово вслух, не думать, не помнить о нем. Но вопрос не в том, произно­сить ли слово "смерть". Вопрос в том, нужно ли уметь гово­рить, можно ли говорить с детьми о смерти, пусть и не упот­ребляя это слово.

Белорусский Детский Хоспис предлагает вашему вни­манию переведенное на русский язык исследование аме­риканских психологов, работающих в NATIONAL INSTITUTE OF MENTAL HEALTH. Мы немного адаптировали его, изме­нили некоторые названия. Не могу сказать, что мы со всем согласны. Но тем не менее, основу все-таки решили оста­вить неизменной — наверное потому, что дискуссия — самая лучшая форма познания.

Этой книгой мы начинаем серию брошюр, призванных оказать помощь в определении верного подхода к больному ребенку, детской болезни; выйти на серьезный разговор с детьми о жизни и смерти; поддержать ребенка во время болезни или лечения и т.д. Эти книги предназначены не только психологам, не только врачам, родителям. Предпола­гаем, что они будут интересны широкому кругу читателей.

Хочу поблагодарить всех тех, кто помогал нам в перево­де данного исследования; тех, кто помогал найти деньги на его перевод и издание, и надеюсь на то, что эта книга вызо­вет интерес.

Директор Белорусского Детского Хосписа, 

 психолог РНПЦДОГ

Горчакова Анна Георгиевна.

ВВЕДЕНИЕ

Вы обеспокоены тем, что надо погово­рить с детьми о смерти. Такая про­блема возникает у многих. Некоторые из нас сомневаются, стоит ли говорить о смерти вообще, и тем более — с малы­шами. Но смерть — это неизбежный факт жизни. Все мы осознаем это, и если мы хотим помочь детям разобраться со столь сложным для них понятием, надо показать, что гово­рить об этом — нормально.

Разговаривая с детьми о смерти, нужно выяснить, что они об этом думают: возможно, у них есть какие-то непра­вильные представления, страхи или переживания. Тогда мы будем в состоянии оказать помощь, предоставив нужную информацию, обеспечив комфорт и понимание. Беседа, ко­нечно, не решает всех проблем, но наши дети познают мир прежде всего через общение с нами, поэтому особенно важ­но помочь им таким образом разобраться в весьма сложных для них вещах.

ДЕТИ ЗНАЮТ

Дети узнают о смерти задолго до того, как мы, взрослые, осознаем это. Они могут увидеть мертвых птиц, насекомых или животных, лежа­щих на дороге. Хотя бы раз в день дети видят смерть по телевизору. Они слышат о ней в сказках, и в своих играх часто убивают друг друга или просто умирают. Смерть яв­ляется неотъемлемой частью повседневной жизни, и дети рано или поздно понимают это.

Позволив им говорить с нами о смерти, мы сможем дать детским представлениям о ней определенное направление, подготавливать к кризисам и помогать, если возникнут пси­хологические проблемы. Взрослым следует поощрять же­лание детей сообщить что-то, выразив к этому свой интерес и уважение. Ребенку будет легче поговорить со старшими, если последние открыты, честны и находятся в гармонии со своими чувствами (порой этот простой на словах совет бы­вает непросто исполнить).

Если подробнее рассмотреть некоторые трудности, воз­никающие в процессе общения, то, вероятнее всего, мы сумеем облегчить задачу и себе, и детям.

БАРЬЕРЫ В ОБЩЕНИИ

Уклонение. Конфронтация. Хрупкое равновесие.

Многие из нас склонны не разговаривать о вещах, кото­рые могут расстроить или огорчить. Мы пытаемся скрыть свои чувства и надеемся, что лучший выход из положения — это молчание. Но если человек и не говорит о каком-либо событии, это не значит, что он никак не передает своего от­ношения к нему. Дети — очень внимательные наблюдатели. Они читают мысли по нашим лицам и по тому, как мы ходим или как держим руки. Взрослые ясно выражают свое состо­яние через то, что делают и говорят, и даже через то, что не говорят.

Когда родители избегают разговоров о чем-то особен­но грустном, то и дети часто не решаются ни задавать воп­росы, ни вообще касаться этой темы. Для ребенка такое ук­лонение может служить определенным посланием: "Если мама и папа не могут об этом поговорить, то это действи­тельно плохо, и поэтому я тоже помолчу". На самом деле, избегая беседы, мы порой не защищаем наших детей, а, на­оборот, причиняем им еще больше беспокойства, и не даем рассказать о том, что они чувствуют.

С другой стороны, было бы не совсем умно говорить детям то, чего они могут не понять или всегда рассказывать все, что они хотят знать. Мы должны отыскать то хрупкое равновесие, которое может воодушевить ребенка к обще­нию, — равновесие, находящееся где-то между уклонением от беседы и конфронтацией, равновесие, которого не так-то легко достигнуть. Оно заключается в следующем:

- стараться быть отзывчивым к желанию детей поговогрить, когда мы видим, что они готовы к этому;

-    пытаться не создавать препятствий, которые могут по­мешать их попыткам побеседовать с нами;

-    если мы явно расстроены, честно объяснить это де­тям;

-    выслушивать и принимать их чувства;

-    не оставлять без ответа вопросы детей, говоря, что они еще слишком малы для рассуждения об определенных ве­щах;

-    постараться найти простые и ясные объяснения, соот­ветствующие их вопросам, ответы, которые дети смогут по­нять и которые не ошеломят их большим количеством не­знакомых слов.

ЕСЛИ НЕ ЗНАЕШЬ ВСЕХ ОТВЕТОВ

Беседуя с детьми, многие из нас чув­ствуют себя неуютно от того, что не могут ответить на все вопросы. А дети, и особенно малыши, считают, что родители знают абсолютно все — даже о смер­ти. Но смерть является достаточно определенной вещью в жизни, и, в то же время, она есть самая величайшая в ней неопределенность. Принятие смерти может продолжаться в течение всей жизни. Мы можем находить разные ответы на разных ее этапах, а можем всегда ощущать чувство дис­комфорта и ужас. И если для нас самих есть какие-то не­разрешенные вопросы и страхи, то мы тем более должны задуматься над тем, как найти подходящие объяснения для детей.

Т.к. не все ответы могут устраивать, следует использо­вать только те, в которых мы действительно уверены. Там, где сомневаешься, лучше честно сказать: "Я не знаю ответа на этот вопрос", — чем давать объяснение, в которое сам не очень-то веришь. Обычно дети чувствуют неуверенность взрослых. Любая, даже, казалось бы, безвредная ложь, пусть вызванная самыми благими намерениями, может привести к осложнениям и недоверию. Кроме того, рано или поздно, наши дети поймут, что родители знают не все, и, возможно, мы сможем как-то сгладить это неприятное для них откры­тие, если будем честно говорить, что не знаем всех ответов на все вопросы. И наша незащищенность и принятие фак­тов такими, какие они есть, помогут детям легче адаптиро­ваться к мысли, что и они тоже не могут знать абсолютно всего.

Это также поможет объяснить им, что разные люди ве­рят в разные вещи, и что не все думают так же, как мы: на­пример, кто-то верит в жизнь после смерти, а кто-то — нет. Проявляя свое принятие и уважение к убеждениям других, мы сможем облегчить своим детям выбор веры, отличной от нашей, но более приемлемой для них.

ПРЕОДОЛЕНИЕ ЗАПРЕТОВ

Смерть — тема запрещенная, и даже многие из тех, кто обладает сильной верой, избегают разговоров о ней. Когда-то смерть была неотъемлемой частью жизни семьи. Люди умирали дома, в окружении любящих родственников. Взрослые и дети пере­живали смерть вместе, вместе горевали и поддерживали друг друга. Сегодня человек чаще встречает смерть в одиноче­стве. Многие умирают в больницах и домах престарелых, где получают необходимую заботу и медицинскую помощь. Их родные не могут постоянно находиться рядом и часто упускают возможность разделить с ними последние мгно­вения жизни. Сама жизнь стала как бы изолирована от смер­ти; соответственно, смерть превратилась в тайну, а для неко­торых — и в ужас.

Очень многие начинают осознавать, что трактовка смер­ти как "табу" наносит вред как смерти, так и жизни; к одино­честву и тревоге добавляются стрессы. Чтобы преодолеть такой запрет, предпринимаются попытки расширить знания о смерти, сообщать их широкому кругу людей. Ученые изу­чают этот процесс, чтобы помочь живущим лучше понять, как умирающий человек ощущает свое приближение к смерти.

Детское восприятие также изучается с целью выяснить детские представления о смерти. Исследователи установи­ли, что существует два фактора, влияющих на детское пред­ставление об этом явлении, — их уровень развития и опыт (окружающая их среда, этнос, религия, культура и индивиду­альное восприятие мира).

СТАДИИ РАЗВИТИЯ

Исследования показывают, что дети проходят ряд этапов в процессе по­нимания смерти. Например, дошкольники обычно представ­ляют смерть как обратимый, временный и безличный про­цесс. Они видят, как герои мультфильмов каким-то сверхъе­стественным образом поднимаются целыми и невредимы­ми после того, как их только что раздавили или разорвали на части. Наблюдается тенденция к усилению таких пред­ставлений о смерти.

Между 5-ю и 9-ю годами большинство детей начинают понимать, что смерть —это конец и, что все живое умрет, но они до сих пор не смотрят на нее как на что-то личное. У них есть спасительная идея о том, что они смогут избежать смерти, благодаря своей собственной изобретательности и усили­ям. Во время этого этапа дети склонны олицетворять смерть. Они ассоциируют ее со скелетом или ангелом смерти, а не­которым даже снятся о них кошмары.

В 9-10 лет и в период юношества дети начинают полно­стью осознавать, что смерть необратима, что все живое рано или поздно погибнет, и они тоже умрут когда-то. Начинает­ся развитие философских взглядов на жизнь и смерть. Под­ростки в особенности часто увлекаются поиском смысла жизни. Реакцией некоторых на страх перед смертью явля­ются попытки опасных экспериментов над своей жизнью. Выражая протест смерти, они пытаются преодолеть свой страх, утверждая собственный "контроль" над смертельной опасностью.

личный опыт

Наряду с представлением о том, что дети проходят несколько ступеней в процессе познания смерти, также необходимо помнить, что, как и у всего растущего, развитие детей происходит очень индивидуально и поэтапно. Важно не упустить из вида то, что каждый ребенок относится к жизни по-своему уникаль­но, и что каждый имеет свои собственные способы выраже­ния чувств. Некоторые дети, еще не достигнув 3-х лет, уже задают вопросы о смерти. Другие могут никак не отреаги­ровать на смерть дедушки или бабушки, но гибель их люби­мой птички или кошечки может вызвать сильное потрясе­ние. Некоторые никогда не упоминают о смерти, но выража­ют свои фантазии в играх; они могут представлять, что иг­рушка или какое-нибудь домашнее животное умирает, при этом демонстрируют свои чувства и высказывают мысли. Или они могут организовать "смертельную игру" с друзья­ми, по очереди изображая умирающих или детально разра­батывая похоронные обряды.

Не важно, как дети играют в смерть или как выражают свои чувства, — им все равно нужно симпатизирующее и не осуждающее отношение. Внимательно слушать и смотреть — вот два важных способа, которые помогут узнать, как дол­жным образом откликнуться на нужды детей.

ВЫЗВАТЬ НА РАЗГОВОР МАЛЕНЬКОГО РЕБЕНКА

Общение с дошкольниками или уча­щимися младшей школы на любую тему может оказаться сложной задачей, т.к. им необходимо все объяснять просто и кратко. Длинные лекции и запутан­ные ответы могут показаться скучными или сбить с толку, поэтому их следует избегать. Здесь может помочь исполь­зование конкретных и знакомых примеров. Например, док­тор Ёрл А. Гроллман в своей книге "Объясняя детям смерть" предлагает сделать объяснение смерти более понятным, показывая ее как отсутствие знакомых жизненных функций, — когда люди умирают, они больше не дышат, не едят, не говорят, не думают и не чувствуют ничего; когда умирают собаки, они не лают и не бегают; мертвые растения не рас­тут и не цветут.

Ребенок может начать спрашивать сразу или задумчиво промолчать, а позже обрушить на вас массу вопросов. И на каждый вопрос нужно будет ответить просто и понятно. Проверять, понял ли ребенок то, что ему сказали, довольно опасно: младшие дети порой сомневаются в услышанном. Кроме того, детям просто необходимо возвращаться к од­ним и тем же вопросам снова и снова. С течением времени они приобретают новый опыт.и им нужно дальнейшее уточ­нение и прояснение мыслей и чувств.

Может понадобиться некоторое время для того, чтобы ребенок полностью осознал многообразие смерти и ее эмо­циональный смысл. Мальчик, который знает, что дядя Здик умер, может все равно спрашивать, почему плачет тетя Све­та. Ему нужен следующий ответ: "Тетя Света плачет потому, что ей грустно от того, что дядя Эдик умер. Она по нему очень сильно скучает. Нам всем плохо, если кто-то, кого мы любим, умирает".

Бывают также периоды, когда нам тяжело слышать то, о чем у нас спрашивают. Вопрос, шокирующий взрослого своей бесчувственностью, для ребенка является всего лишь просьбой к утешению. Например, такой вопрос, как "Когда ты умрешь?", надо выслушивать, понимая, что смерть для маленького ребенка представляется явлением временным. Пока окончательность смерти не осознана полностью, он может думать, что смерть -это разлука, а разлука с родите­лями и последующая потеря их опеки пугают его. Чья-то забота является реальным делом, поэтому ребенок должен быть уверен, что получит ее. Возможно, наилучшим ответом на такой вопрос будет встречный вопрос: "Ты переживаешь, что меня не будет и никто не позаботится о тебе?" Если причина в этом, то самым подходящим ответом будет: "Я не собираюсь умирать еще долгое время. Я буду рядом, чтобы заботиться о тебе до тех пор, пока это будет необходимо, но если мама и папа умирают, то находится много людей, кото­рые позаботятся о тебе. Это тетя Лена и дядя Женя или бабушка".

Другие проблемы могут возникнуть из-за неправильно­го толкования детьми смерти. Доктор Р.Фалтон в книге Грол-лмана "Объясняя детям смерть" указывает на то, что некото­рые дети путают смерть со сном, особенно если слышат от взрослых одно из многих эвфемистических сравнений сна со смертью —"вечный сон", "покойся в мире". И, как резуль­тат такого неверного толкования, может возникнуть боязнь ложиться спать или отдыхать в постели. Бабушка пошла "спать" — и до сих пор не проснулась. Может быть, я тоже не проснусь.

Аналогично этому, когда детям говорят, что тот, кто умер, -"ушел", появляется боязнь реальной разлуки. Папа ушел и до сих пор не вернулся. Может быть, и мама не вернется из магазина или с работы, или из кино. Вот почему очень важ­но избегать таких слов как "сон", "покой" или "уходить", ког­да говорите с ребенком о смерти,

Если сказать детям, что причиной смерти была болезнь, это тоже может создать некоторые трудности, если горькая правда не смягчена утешением. Дошкольники еще не могут отличать временное заболевание от неизлечимого, и незна­чительное недомогание может послужить причиной излиш­него беспокойства. Говоря с детьми о ком-то, кто умер от болезни, надо обязательно объяснять, что умирают только от тяжелых заболеваний, и что мы все тоже иногда болеем, но обычно очень скоро поправляемся.

Другое обобщение, которое мы часто высказываем, не подумав, -это ссылка на пожилой возраст. Утверждения типа: "Умирают только старые люди", или "Тетя Анна умерла, т.к. была старенькой" — могут привести к тому, что дети пере­станут вам верить, когда узнают, что умирают не только ста­рики, но и молодые. Лучше сказать что-нибудь вроде этого: "Тетя Анна прожила долгую жизнь, прежде чем умерла. Одни люди живут долго, а другие — нет. Надеюсь, что мы с тобой будем жить долго".

РЕЛИГИЯ И СМЕРТЬ

Религия — главный источник силы и поддержки для многих людей в тех случаях, когда они сталкиваются со смертью. Но если она не играла важной роли в жизни семьи до смерти, ребенок мо­жет испугаться или смутиться неожиданного религиозного объяснения или ссылки на нее. Обычно дети понимают сло­ва буквально, и подобные объяснения, которые могут удов­летворить взрослого, не устроят ребенка. Например, слова типа: "Твой братик сейчас с Богом", или: "Это воля Бога", — могут скорее напугать, чем утешить малыша, который начнет волноваться и бояться того, что Бог придет снова и заберет его, также как забрал братика.

Объяснения, противоречащие нашим чувствам, могут еще больше усугубить неправильное представление детей о смерти. Такие утверждения, как: "Дима счастлив сейчас, по­тому что он в раю с ангелами", — в сочетании с очевидным горем, выраженным на наших лицах, служат причиной того, что ребенок не знает, чему верить —тому, что он видит, или тому, что слышит. Дети могут поинтересоваться, почему все так грустны, если Дима счастлив. В добавлении к словам религиозного характера им нужно услышать что-нибудь о той грусти, которую мы испытываем в связи с потерей Димы.

Несмотря на то, насколько сильным утешением может быть религиозная вера, смерть означает потерю жизни, от­сутствие физического существования. Это период грусти и траура. Важно помочь ребенку осознать реалии смерти — потерю и горе. Попытки оградить детей от этого лишают их возможности разделить наши чувства и получить необходи­мую помощь. Когда делишься горем, его легче переносить. Разделение религиозных верований также помогает, если оно сопровождается осознанием того, как дети ощущают и понимают происходящее. Важно научиться проверять вмес­те с ними, как они слышат и видят происходящее вокруг.

Возможность    БЕЗЭМОЦИОНАЛЬНОГО ПОДХОДА

Обычно легче говорить о смерти, ког­да мы менее причастны к ней эмо­ционально. Очень полезно рассказывать детям о мертвых цветах, деревьях, насекомых и птицах. Некоторые малыши проявляют огромное любопытство к неживым насекомым и животным. Они тщательно их изучают и задают подробные вопросы о том, что происходит с мертвыми предметами. Такой интерес может показаться отталкивающим или при­чинять нам боль, но это один из способов познания смерти. Не следует внушать детям чувство вины или смущения за их любопытство. Такой интерес предоставляет возможность объяснить впервые, что все живое умирает и, таким образом, освобождает место для новых живых существ, чтобы и они могли занять свое место в жизни.

Подобный ответ может либо удовлетворить на какое-то время, либо привести к расспросам о нашей собственной смертности. Здесь понадобятся честность, отсутствие эмо­ций и простые объяснения. Когда говоришь с очень малень­ким ребенком, надо помнить, что пока он может усвоить только ограниченное количество информации. Он может серьезно слушать наши ответы, а затем вскочить и сказать: "Ну, я не собираюсь умирать". В данном случае не стоит убеждать в обратном или думать, что все ваши попытки были напрас­ны. А для малыша будет легче вновь вернуться к расспро­сам, когда такая необходимость возникнет.

Еще одна возможность обсудить тему смерти с детьми появляется, когда умирают известные люди, и их смерть, по­хороны и общественная реакция широко отражаются в сред­ствах массовой информации, на радио и по телевидению. Когда чья-то смерть получает такую огласку, дети волей-не­волей видят что-то по телевидению или слышат, как об этом говорят по радио, в школе или дома. Не стоит игнорировать это событие — и даже нельзя. Это естественный и удобный момент для того, чтобы дать необходимую информацию или прояснить какие-либо непонятные моменты.

Если смерть насильственная — убийство или террорис­тический акт, — то, возможно, понадобиться что-нибудь ска­зать, чтобы убедить детей в их безопасности. Средства мас­совой информации склонны преподносить насилие как обыч­ное условие смерти. Поэтому смерть известного или близ­кого человека может вызвать ужас или еще больше укре­пить искаженное восприятие, которое бывает у детей в от­ношении опасностей, окружающих их. Они начинают беспо­коиться, что "плохие" люди или "плохие чувства" в людях не контролируются. Им необходимо услышать, что большинство людей ведут себя сдержанно и не собираются убивать друг друга, — даже если иногда очень сердиты или плохо себя чувствуют.

СМЕРТЬ В СЕМЬЕ. РЕАКЦИЯ НЕКОТОРЫХ ДЕТЕЙ

Исследования показали, что когда дети сталкиваются со смертью кого-то из близких родственников, например, брата, сестры, одного из родителей, они часто чувствуют себя виноватыми в этом. Когда смерть близкого человека касается нас, мы тоже ощу­щаем вину. Но детям, и особенно маленьким, трудно понять все причинно-следственные отношения. Они думают, что каким-то образом послужили причиной смерти; может быть, человек умер из-за их злых мыслей. Они также могут вос­принимать смерть как наказание. "Мама умерла и оставила меня, потому что я был плохим". Таким детям можно помочь справиться с чувством вины, если убедить их в том, что их всегда любили и будут любить. В этом также может помочь объяснение обстоятельств смерти. Представление о том, что смерть есть одна из форм наказания, должно быть настойчи­во отклонено.

Потеря близкого родственника также пробуждает чув­ство обиды как во взрослых, так и в детях. Мы досадуем на умершего человека за то, что он причинил своей смертью столько горя и боли, или за то, что бросил нас одних справляться с жизнью. Мы сердимся на врачей и медсестер, ко­торые не смогли помочь ему, и на самих себя за то, что ока­зались не в состоянии предотвратить смерть.

Дети чаще склонны выражать свои отрицательные эмо­ции открыто, особенно когда теряют человека, который лю­бил и заботился о них. Достаточно трудно выслушивать слова ненависти, предназначенные мертвому, и особенно, когда они вызваны эгоистической заботой о себе. Но гнев является частью горя, и мы сможем помочь детям, если примем их чувства и не будем бранить, если они проявляют гнев или страх. Детей просто необходимо убедить в том, что о них обязательно позаботятся.

Нередко дети направляют гнев внутрь себя, и у них на­чинается депрессия, они замыкаются, а у некоторых прояв­ляются физические недомогания. Если такое поведение преобладает в течение нескольких месяцев, необходима профессиональная помощь.

ПОСЛЕ СМЕРТИ РЕБЕНКА

Смерть ребенка в особенности трагич­на и может стать западней для се­мьи. Как родители, мы должны разделять горе с оставши­мися детьми, потому что они тоже страдают и нуждаются в поддержке, сочувствии и понимании. Очень распространена тенденция идеализировать умершего. Постарайтесь не де­лать сравнений, которые могут привести к чувству собствен­ной ничтожности и увеличить тем самым вину оставшихся в живых детей. Есть еще один естественный способ справиться с го­рем — это обратить внимание на жизнь. Понятно, что потеря одного ребенка может послужить поводом для слишком боль­шого беспокойства о благополучии других детей. Однако, нельзя позволять себе опекать их слишком тщательно или уничижать их попытки стать независимыми. Их надо также убедить не подражать умершему ребенку и не уподобляться ему. Каждый ребенок должен чувствовать себя полезным на  своем месте и быть свободным в выборе жизненного пути по своему вкусу.

НАДО ЛИ ДЕТЯМ ПОСЕЩАТЬ УМИРАЮЩИХ

ББольшинство неизлечимо больных лю­дей госпитализируются, и, как прави­ло, массовые посещения их запрещены, особенно это каса­ется детей. Но сейчас медицинский персонал начал пони­мать ценность таких посещений. Возможность какого-нибудь ребенка посетить умирающего будет зависеть от самого ребенка, от пациента и от ситуации. Если малыш достаточ­но взрослый для того, чтобы понять происходящее, он может посещать того, кто играл в его жизни важную роль, — при условии, что оба — и ребенок, и умирающий человек —хотят зтого.

При определенных обстоятельствах контакт с умираю­щим может оказаться полезным для ребенка. Это приот­кроет покров тайны над смертью и поможет более наглядно понять ее. Это укажет множество путей к общению, умень­шит одиночество, которое испытывают оба, и умирающий, и тот, кто остается жить. Возможность принести хоть минуту счастья умирающему даст повод ребенку почувствовать себя полезным и менее несчастным.

Если ребенок планирует навестить безнадежно больно­го, он должен быть подготовлен должным образом к тому, что услышит и увидит. Следует описать состояние пациента и условия, в которых он находится, а также и все оснащение палаты. Обязательно напомните ребенку, что он хоть и наве­щает умирающего, большинство пациентов в больнице чув­ствуют себя неплохо.

Если посещение невозможно, лучше просто позвонить. Звук детского голоса может стать хорошим лекарством для находящегося в больнице родственника. В то же время, же­лание ребенка позвонить осуществится, и мы будем знать, что пациент достаточно хорошо себя чувствует, чтобы побе­седовать по телефону.

Ни при каких условиях нельзя заставлять ребенка чув­ствовать себя виноватым, если он не хочет ни позвонить, ни навестить умирающего.

ДОЛЖНЫ ЛИ ДЕТИ ПРИСУТСТВОВАТЬ НА ПОХОРОНАХ

Похороны выполняют важную функ­цию. В каждом обществе есть какие-то ритуалы, помогающие принять и осознать потерю люби­мого человека. Надо или нет вовлекать в это какого-то ре­бенка, зависит опять-таки от него самого и от сложившейся ситуации. Если ребенок достаточно большой, чтобы понять происходящее и хочет принять в этом участие, то присут­ствие на похоронах поможет ему осознать реальность смер­ти.

Если ребенок пойдет на похороны, его надо подготовить к тому, что он там увидит и услышит. Надо объяснить, что в таких печальных случаях люди выражают свое горе по-раз­ному, а некоторые плачут.

По возможности, малыша лучше сопровождать кому-ни­будь, кто сможет спокойно отвечать на серьезные вопросы, задаваемые им. Если ребенок не хочет посещать похороны, не следует винить его в этом или упрекать.

ОТСЫЛАЯ ДЕТЕЙ ИЗ ДОМА

ППотеря (состоявшаяся или надвигаю щаяся) близкого члена семьи приво­дит наши эмоциональные и физические резервы к самому пику, и становится нелегко справляться с ежедневными обя­занностями. Труднее всего заботиться о малышах. И иног­да нам хочется отправить детей погостить к родственникам или друзьям, пока мы не сможем "собраться". Отсылая их, мы избегаем разговоров с ними о смерти.

Но прежде чем отправить детей, с ними стоит серьезно и осторожно поговорить, т.к. в данный момент они больше всего нуждаются в знакомом домашнем окружении и близ­ком контакте с членами семьи. Им нужно время, чтобы свык­нуться с потерей, и, если возможно, их надо заранее подго­товить к ней. Даже маленькие дети, которые не осознают до конца смерти, знают, что должно произойти что-то очень се­рьезное. Отсылая их из дома, мы усиливаем страхи по пово­ду разлуки с тем, кого они любят.

Если знакомые и заботливые люди будут рядом как до, так и после смерти, это уменьшит страх быть забытым или какие-либо другие стрессы, которые могут испытывать дети.

С другой стороны, не следует держать детей "под зам­ком", пользуясь этим как одним из способов справиться с нашим беспокойством и проблемами. Детям надо разре­шить играть с друзьями или навещать родственников, если они того пожелают.

ДЕТИ ТОЖЕ СКОРБЯТ

Скорбь — это глубокое чувство поте­ри и процесс, через который нам всем приходится пройти, прежде чем мы сможем собраться и продолжить жить полной, нормальной жизнью. Скорбь за­живляет раны. Открыто выражая горе и не пряча слез, мы показываем детям, что печалиться и плакать в данной ситу­ации нормально. Проявление горя никогда не должно пре­подноситься как слабость. Сыновья, также как и дочери, мо­гут плакать и выражать свои чувства в любой момент, когда им это необходимо.

Ребенок может не выразить большого горя сразу, а мы думаем, что его не тронула смерть близкого человека. Неко­торые психиатры уверены, что дети неспособны испытывать глубокое чувство потери, пока они находятся в подростко­вом возрасте, и поэтому склонны выражать свою печаль время от времени в течение долгого периода и часто в самые нео­жиданные моменты. Другим членам семьи будет больно бередить старые раны, но детям нужно терпение, понимание и поддержка, чтобы "испить чашу до дна".

В ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Общение на тему смерти, равно как и любое другое общение, осуществля­ется легче, если ребенок чувствует, что ему разрешено гово­рить на данную тему, и верит, что нам действительно небез­различны его мнение и вопросы. Подбодрите ребенка к об­щению, внимательно выслушивая, уважая его точку зрения и честно отвечая на вопросы.

... Каждый ребенок индивидуален. Общение на тему смерти зависит от его возраста и опыта. Если он слишком мал, то может представлять смерть как явление временное и больше заботиться о разлуке с любимым человеком, чем о самом факте смерти.

... Не всегда легко понять, что ребенок спрашивает на самом деле. Иногда необходимо ответить вопросом на воп­рос, чтобы вникнуть в суть его беспокойства.

... Очень маленькие дети могут усвоить ограниченное количество информации. Ответы должны быть понятными, простыми и повторяться при необходимости несколько раз.

... Ребенок часто чувствует себя виноватым или злиться, когда теряет близкого члена семьи. Его надо убедить, что его всегда любили и будут любить и заботиться о нем.

... Ребенку может потребоваться долгое время, чтобы пережить потерю, если он подросток. Ему нужны поддержка и понимание в течение всего времени и разрешение сво­бодно и открыто выражать свои чувства.

... Должен ли ребенок навещать умирающего или при­сутствовать на похоронах, зависит от его возраста и способ­ности понять ситуацию, его родственных связей с умираю­щим или умершим человеком, и, что важнее всего, хочет ли он сам этого. Ребенка никогда не надо ругать или прививать ему чувство вины за то, что он предпочитает остаться в сто­роне. Если ему разрешено навестить умирающего человека или присутствовать на похоронах, его надо заранее подго­товить к тому, что он услышит и увидит.

 Серия: «Детям и взрослым о жизни и сметри».

ВЗРОСЛЫМ И ДЕТЯМ О ЖИЗНИ И СМЕРТИ

18ВН 985-6373-27-1

Ответственный за выпуск    А.Аношко
Художник                              В.Батуро

Компьютерная верстка       Т.Слесарчук

Сдано в набор 05.12.97. Подписано в печать 19.01.98. Формат 60x84 1/32. Бумага офсетная № 1. Тираж 400. Заказ 3724.

Отпечатано на предприятии «Технопринт» Ор м Лицензия ЛП № 250 от 22 марта 1995 г.,   тел. 239-91-57



до перелiку статей